Моника Белуччи и Венсан Кассель

48-летняя итальянская актриса и 46-летний французский актёр расстаются после 14-ти лет бра

С тех пор, как стало известно о разрыве самой страстной и загадочной звёздной пары, журналисты и сплетники не устают выдвигать всё новые и новые версии о причинах этого драматичного расставания. Некоторые СМИ даже приписали Монике роман с азербайджанским олигархом Тельманом Исмаиловым (которому ранее в невесты прочили Шакиру). Но актриса наконец расставила точки над «i». «Мы были вынуждены расстаться из-за нашего образа жизни. Но мы всегда будем любить друг друга. Да, наши пути разошлись, но от этого мы не перестанем быть близкими и родными людьми». Брак Белуччи и Касселя действительно был особенным. Западные СМИ называли его «мифическим» и «гостевым»: супруги жили в разных странах (Италия, Франция, Бразилия, Великобритания), лишь иногда встречаясь на общей территории. Актриса не раз признавалась:   «Венсан и я — это два разных мира. Я не знаю его друзей, он не знает моих. У нас параллельные жизни. Иногда я выхожу из своего мира, а он из своего, и мы встречаемся. Каждый из нас очень независим, и для нас это единственный способ оставаться вместе».Кстати, когда Венсана Касселя спрашивали о секрете семейного счастья с самой сексуальной женщиной в мире, он тоже подчеркнул их самодостаточность и нежелание следовать общепринятым канонам в браке: «Мы с женой — два разных зверя, совершенно не похожих друг на друга. Наверное, это и есть ключ к 18-ти годам счастливых отношений. Мы не врезаем себя в какие-то рамки и не гонимся за одобрением окружающих». Ещё весной этого года Белуччи, отвечая на вопрос журналистов о браке с Касселем, задумчиво заметила: «Брак… Никогда не знаешь, сколько он продлится. Сегодня кажется, что всё хорошо, но неизвестно, что будет через год. Загадывать бессмысленно».И слова Моники оказались пророческими. В начале 2013-го года актриса переехала к Венсану в Рио-де-Жанейро, где пара в конце 2012-го года приобрела дом, и у папарацци была масса доказательств того, что семья отлично проводит время вместе. К тому же Белуччи сама признавалась в интервью, что переезд пошёл на пользу и в их романе началась новая глава. Выходит, заключительная. Сейчас Белучии снимается в Сербии в новом фильме Эмира Кустурицы, а Кассель вернулся во Францию.У актёров подрастают две чудесные дочки — Дева (2004) и Леони (2010). Как бы ни сложилась дальше судьба Моники и Венсана, можно с уважением заметить, что скандала из своего расставания они делать не намерены и после развода сумеют сохранить тёплые семейные отношения. Бывшая модель Моника Беллуччи и актёр Венсан Кассель познакомились на съёмках киноленты Жиля Мимуни «Квартира» в 1996-м году и сперва жутко не понравились друг другу. Однако очень скоро антипатия переросла в страстную увлечённость. В сентябре 1999-го года актёры поженились. Для Венсана брак стал первым, а Моника уже была замужем за фотографом Клаудио Карлосом Бассо. Впоследствии Белуччи и Кассель снялись вместе в девяти фильмах.Фото: reuters.com, ap.org, chuguohome.com, celebritybabies.people.com 

Необратимость любви

«Я не из тех женщин, которые считают, что ребенком можно удержать муж­чину. Но Дева появилась именно в тот момент, когда я желала этого больше всего на свете. Я всегда жила для се­бя, но в какой-то момент поняла: этого мне уже недостаточно». Кассель давно уговаривал жену родить и начать жить вместе. Ни на то, ни на другое она не соглашалась. Но время все расста­вило по своим местам.

Рождение малышки в 2004 году постепенно изменило и Монику, и ха­рактер ее отношений с мужем. Все на­чалось с мелочей: «Раньше я терпеть не могла стоять у плиты, а сейчас по­любила ароматный запах свежепри­готовленной пищи».

Затем Венсан с удивлением и нескрываемой радос­тью услышал и такое: «Чего я хотела бы сейчас, так это перебраться с Вен­саном и Девой куда-нибудь на юг, к морю и родить еще одного ребенка. Играть в кино можно всю жизнь, а вот рожать детей — нет».

Кассель тоже не оплошал: «Парочка индивидуалистов, которые очень любили друг друга, стала не просто двумя актерами со свои­ми планами и амбициями, но в первую очередь матерью и отцом. С рождени­ем Девы мы с Моникой стали подстра­иваться под ритм жизни нашей малют­ки, а не под графики съемок, как рань­ше. Если у девочки режутся зубки или просто надо с ней погулять, — все это невозможно отменить только из-за то­го, что ее звездному папе или маме необходимо увидеться с агентом или дать десяток интервью».

Как Моника справилась с после­родовой депрессией? «Единственное средство от послеродовой депрессии — это любовь мужа». Вместе ли они вос­питывают дочь? «Разумеется! Только в отношении Девы я играю роль плохо­го, а он — хорошего полицейского. Венсан заваливает ее подарками, я же все время напоминаю, что в девочке надо воспитывать независимую личность».

А что Венсан? Изменились ли со временем его чувства к Монике? «Еще несколько лет назад на вопрос, что бы я сделал за пять минут до конца света, я бы ответил: прыгнул с парашю­том. Сейчас я предпочел бы заняться любовью со своей женой».

Рубрика Арт, искусство,Сентябрь 08, 2017 — 0927,Tags венсан кассель, Моника Беллуччи, рассказ

— Твое тело мною изучено и расчерчено. Карта его составлена, навигация отлажена. Я расставил на теле твоём маячки. Сигналы поступают незамедлительно, без перебоев и заминок. Стоит тебе захотеть меня, моих прикосновений, ласк или просто дыхания моего на твоей коже, я получу оповещение с точной геолокацией. Я буду уведомлен о препятствиях на пути к активной зоне, твоей зоне, жаждущей меня. И если на пересечении твоих линий и изгибов случится «затор»… Ну, например, сопротивления ума эмоциям, тела против животных страстей, когда мы в ссоре. Так вот, если такие препятствия случатся с нами, я буду знать, как их преодолеть, какими маршрутами на твоей — моей карте — обойти их. Ты лишь желай…, – не прекращает свой монолог Венсан.

— А если вдруг получишь ты чужой сигнал, не тебе предназначенный? Если пожелаю чужих рук? Чужого тепла? А ты по ошибке расценишь его как свой?

— Убью. Сначала посмотрю на кого ты запала и соблазнила. А потом убью!

— Кардинально, — ухмыляется Моника. — А кого из нас убьешь: меня или незнакомца/незнакомку?

— Незнакомца. Если женщина станет объектом твоего вожделения, прощу. Мужчину нет. Убью его. А тебя хорошенько выпорю и поставлю кроме маячков на теле систему охраны от внешнего вторжения, — наконец смеется до этого слишком серьёзный Венсан.

Голова его лежит на ее обнаженном животе, ухом прижимаясь, словно к ракушке в ожидании звуков моря. Его щетина, точно проволока, царапает ее нежную кожу, оставляя отметины. Он медленно водит пальцем вокруг ее пупка, продолжая рассказ о карте тела. — Моника, я буду контролировать все твои желания. Ты теперь моя, невзирая на целый мир, томимый твоей красотой. Моника незаметно улыбается уголками губ, позабавленная самонадеянностью и гиперболизированной раздутой самоуверенностью юного француза.

— Венсан, сначала подумай, нужно ли тебе это на самом деле.

Он, приподняв голову, смотрит на нее упрямым взглядом и вновь опускается на ее живот.

— Я все сказал. Просто знай, теперь ты моя. Твои сигналы — мои сигналы.

… На улице де Ришелье не горят фонари. Как и в ту ночь, 17 лет назад. На противоположной стороне дома у фонарного столба, опершись, стоит женщина с сигаретой в руке. Она не курит, словно забыла. И тлеющий огонек жжет темноту. Она смотрит в окно третьего этажа, горящего тусклым светом. И ей кажется, что даже слышит доносящееся оттуда звуки. Но это – иллюзия, ведь мимо шумно проносятся мокрые от прошедшего час назад дождя авто.

Спустя, без пары минут, полчаса, она поднимается на третий этаж и плавным движением нажимает на звонок квартиры 217. Без ответа. Кистью, без особых усилий, она толкает хлипкую деревянную дверь, открывающуюся перед ней беспрекословно, будто подчиняясь. Она идет по коридору этой старой Парижской квартиры так, словно по подиуму. Грациозная, величественная… Королева. Стоны останавливают ее у двери в одну из комнат, стоя перед которой она словно готовится к выходу на сцену. Входит и с интересом смотрит на них, их тела, позу. Воздух и время зависают, словно ком в горле, в центре спальни. Пара, наслаждающаяся друг другом, достигает пика удовольствия и останавливается. Венсан замечает женщину в двери и невозмутимо подкуривает сигарету. Будто радуясь незваной гостье, он нежно обращается к ней: «Ну, здравствуй, моя Мон».

Юная спутница Венсана, не понимая происходящего, встает и, не прикрывая свои смуглые прелести, выходит из спальни, приветствуя Монику как старую знакомую.

— Моя королева, что тебя привело? Ты скучала? — игриво спрашивает Венсан, затягиваясь сигаретой.

— Сигналы, Дорогой, сигналы. Твоя карта, карта тела, показала мне дорогу. Жаль, что эти сигналы предназначены не для меня. Она спокойно развязывает пояс своего плаща, вытаскивает из кармана кухонный нож, второй рукой захлопывая дверь.

— Дорогой, лучше бы на месте твоей темнокожей спутницы оказался незнакомец. Понимаешь? – спокойно продолжает Моника. — Как думаешь, что мне теперь придется сделать?

Венсан тушит окурок, раскидывает руки в стороны, широко улыбается и протягивает: «Убивать».

— Нет, милый, нет. Банально. Я просто оставлю пару меток на твоей карте, чтобы заблудившись в следующий раз, ты всегда смог найти дорогу домой.

 Автор рассказа: Екатерина Шобстат

Я вспомнил притчи о ведьмах

Кинематограф — великий сводник. Даже простой поцелуй перед кинока­мерой (не говоря уже об откровенных сценах) волшебным образом превра­щает партнеров в любовников со все­ми вытекающими, как то: разбитые семьи, пары, сердца… В этом смысле у Моники и Венсана было преимущес­тво: оба были одиночками. Что же касается неприязни друг к другу — так она улетучивалась по мере того, как их экранные герои погружались в пучи­ну любви и страсти.

Кассель играл че­ловека, одержимого женщиной, герои­ней Белуччи. И всем присутствующим было очевидно: итальянка соблазня­ет именно Касселя, а не его персона­жа. Еще до того как заработали кинокамеры, Моника распустила длинные иссиня-черные волосы и с кошачьей грацией передвигалась по съемочной площадке в кружевном белье. Она пре­красно знала, о чем в данный момент думают все присутствующие мужчины, включая Венсана.

Сам Кассель, не особо балующий прессу откровени­ями, счел нужным рассказать о момен­те «икс»: «Когда Моника начала играть свою партию, замолчали все. Я сам словно погрузился в темноту, в теплую воду, из которой не хотелось вылезать. И вспомнил притчи о средневековых ведьмах, которые очаровывали муж­чин одним взглядом, одной улыбкой, одним движением бедра.

И мужчина погибал! Навсегда! Тогда я тоже понял, что пропал».

Чего он не осознал сразу — с какой необычной женщиной свела его судьба.

Развод Моники Белуччи и Венсана Касселя причины и последствия

Поначалу, когда в СМИ только успела просочиться информация о разводе пары, единственный комментарий, который дала Белуччи, звучал так: «Нас развели наши же жизни. И если наши пути полностью разойдутся, мы по-прежнему будем поддерживать теплые отношения». В интервью одному из известных голливудских журналов Моника высказала свое отношение к бракам, заявив, что никогда нельзя быть уверенным, как долго этот брак может продлиться. Развод Моники Белуччи и Венсана Касселя случился спустя практически 18 лет семейной жизни. Не только их поклонники, но и коллеги в сфере кинематографа считали пару примером идеального супружеского союза. В браке у Моники и Венсана родились две прекрасные дочери: Дэва и Леони, которые сейчас живут и получают образование в Португалии. Так как же все изменилось, и какова истинная причина развода Моники Белуччи и Венсана Касселя?

За год до развода в одном из интервью Белуччи проронила фразу о том, что не уверена в их будущем, но очень бы хотела, чтобы они были вместе. Это еще раз говорит о том, что в отношениях звездной пары уже были недомолвки и разногласия, связанные с проживанием в разных странах. Примерно в то же время интервью давал Кассель и говорил о том, что они с его бывшей супругой очень разные, но, возможно, именно это и сделало их брак таким крепким. Когда люди очень разные, им не надоедает каждый день узнавать друг друга с новых сторон. Также он отметил, что им всегда было хорошо вместе, они никогда не ждали чьего-то одобрения. Давайте вернемся на много лет назад.

Пара сыграла свадьбу в Монако в 1999 году, спустя 3 года совместной жизни. На торжество были приглашены только самые близкие друзья и родственники молодоженов. Бракосочетание получилось весьма скромным и без лишней напыщенности.

Тогда все только начиналось, новоиспеченные муж и жена были бесконечно счастливы и довольны друг другом. С обеих сторон ничего плохого сказано не было, и супруги вполне доброжелательно отзываются друг о друге. Так почему развелись Моника Белуччи и Венсан Кассель? Вполне разумным будет сделать вывод, что, если бы все в паре было хорошо, разводиться бы супруги не стали. Многие друзья и знакомые пары уже замечали, что у семьи были некоторые проблемы в отношениях.

Но признавать это никому не хотелось: уж больно красивой и гармоничной была эта идиллия, что даже самые главные сплетники Голливуда не строили домыслов на этой почве.

Романы на стороне

Конечно, он сгущал краски. Но… Как прикажете оставаться спокойным, когда все французские журналы смаку­ют, к примеру, такой кинофестиваль­ный эпизод: Джордж Клуни, прово­жая взглядом «божественную Мо», ед­ва удержался на ногах — споткнулся и не грохнулся на пол лишь благодаря по­мощи друзей.

А намеки на ухаживания Жерара Депардье на съемках «Астерикса и Обеликса»?

А притязания главно­го голливудского мачо Брюса Уиллиса? Белуччи сыграла на пару с ним главные роли в фильме «Слезы солнца». Кто до­кажет Венсану, что не «этот лысый чу­вак» убедил продюсеров из сотен претенденток выбрать именно Монику? Да и съемки проходили не в городе, не на киностудии, а на Гавайях, где, по слухам, все свое свободное время его жена проводила с Уиллисом.

Нако­нец, это ее интервью: «Я думаю, быть с кем-то — это чудо, поэтому не могу сказать, навсегда мы в Венсаном вмес­те или нет. Согласитесь, противоестес­твенно иметь в жизни одного партне­ра, мы все меняем партнеров. Просто иногда, когда мы это делаем, предпочи­таем об этом молчать, не так ли?»

Словом, слухи о романе Касселя с бразильской моделью Робертой Суареш и актрисой Дженнифер Энистон можно с полным основанием считать местью уязвленного супруга. Само собой, отношения Касселя с экс-суп­ругой Брэда Питта на съемках фильма «Под откос» вызвали самый присталь­ный интерес светских изданий. «То, что происходит между ними — настоящая химия, — живописали очевидцы. — Го­ворят по большей части шепотом и все время смотрят друг на друга».

Реакция Моники? Мудрая и спокой­ная, как всегда. «Другая женщина ря­дом с вашим мужем опасна по опре­делению, даже если она страшна как смертный грех! Мужчина может изме­нить просто для разнообразия. Но ме­ня не волнуют другие женщины в жизни Венсана. Я его не ревную. Ревнуя, ты посягаешь на его свободу».

Моя жена женщина с яйцами

Не кроется ли за подобными выска­зываниями Белуччи банальное равно­душие? Этот вопрос задавали многие. В первую очередь те, кто упорно не ве­рит в крепость гостевых браков. В какой-то момент Монику это стало раздражать. «Я всегда знала, что могу ускорить конец, если хоть как-то стану ограничивать его свободу, — гово­рит она. — Знаете что? Я не собираюсь оправдываться! Не будь я актрисой, то вышла бы замуж в Читта-ди-Кастелло за местного парня, родила бы ему троих детей и покончила жизнь самоубийс­твом». Эта женщина умеет убеждать.

Никто не знает, почему одни семьи распадаются, а другие нет, этого секре­та еще никто не открыл. Моника с Венсаном были на грани развода. И не раз.

Многим казалось, что скан­дальный фильм «Необратимость», в ко­тором они снялись вместе, сыграет с супругами ту же злую шутку, что сыг­рала лента «С широко закрытыми гла­зами» с Николь Кидман и Томом Крузом. Нет, дело не в страшной по жесто­кости сцене насилия героини Моники. Как сказал Кассель: «Я точно знал: моя жена — женщина с яйцами. У нее хватит мужества сыграть это!»

Демонстрация собственной интимной жизни через персонажей — вот что стало проблемой для голливудской четы Кидман-Круз и, как полагалось, могло разрушить отно­шения Касселя и Белуччи. Но наши ге­рои лишь посмеялись над глупостями репортеров. И когда слухи об их «неми­нуемом» расставании достигли апогея, объявили, что ожидают первенца.

А Мо все мало

«…Вообще-то я ревнив. Мои предки по материнской линии родом с Кор­сики, и от них я унаследовал свой бе­шеный нрав. Но предпочитаю не из­водить себя подозрениями», — пооткровенничал как-то Венсан. Но ско­рее всего, он изводил себя подозре­ниями: вдалеке от возлюбленной эмо­циональный француз априори не мог не представлять ее в объятиях друго­го мужчины.

Да и как не представлять, когда таблоиды перемалывали, как Моника потеряла невинность! Бывший ее любовник сдался репортерам. Валерио Варани, ныне примерный семь­янин и отец двоих детей, некогда ли­шил «прекрасную Мо» девственности. Ей было 17, ему 22.

«Моника призна­лась, что ей не терпится заняться лю­бовью, — демонстрировал прекрасную память земляк Белуччи. — Но выясни­лось, что нам негде сделать ЭТО: матери сидели дома, а хозяин гостиницы мог настучать родителям. Словом, вы­брали парк. Стоило мне дотронуться до нее, как она завалила меня и поч­ти изнасиловала. Она была ненасытна, требуя не останавливаться, хотя мои силы были на исходе. А Мо все было мало. Уверен, немало добропорядочных мамаш, прогуливающих детей в парке, слышали ее стоны, доносящиеся из кус­тов. Но моей обезумевшей от страсти подруге не было до этого дела».

К счастью для Моники, в будущем ей попадались более деликатные и благородные мужчины. Во всяком случае, ничего пикантного о ее интимной жиз­ни на страницы журналов больше не попадало. Был короткий брак с фо­тографом Клаудио Карлосом Бассо («Любой брак рано или поздно подхо­дит к концу. В любом случае, мы рас­стались с Клаудио добрыми друзья­ми».) Был шестилетний роман с акте­ром Николя Фарроном, был откровен­ный флирт с Киану Ривзом на съемоч­ной площадке фильма «Дракула Брэма Стокера» — вот, собственно, и все.

А потом — Венсан Кассель. Взрывной, колючий и непредсказуемый француз, которого дьявольски красивая италь­янка заставила жить по своим прави­лам. Нетрудно понять, что беспокои­ло Венсана — страх, что Моника может упорхнуть из его объятий в любую минуту.

После всемирного успеха фильма «Малена» Кассель с горечью констати­ровал: «Я приложил титанические уси­лия, чтобы сделать любимую женщину знаменитой актрисой. Ее мечта осущес­твилась. Я остался не у дел».

Три версии

В глянцевых изданиях гуляют по меньшей мере три версии зна­комства Белуччи и Касселя.

Первая: съемки фильма «Квартира» начались с того, что неопытная и оттого пре­бывающая в волнении актриса отда­вила ногу партнеру — в то время вос­ходящей звезде европейского кино. Как истинный француз Венсан якобы извинился, галантно поцеловал Мо­нике ручку, посмотрел ей в глаза и… пропал!

Версия вторая: та же картина — взволнованная Моника ненаро­ком наступает острой шпилькой Венсану на ногу. Как истинный француз­ский плохиш, он обзывает партнер­шу телкой, правда, приглядевшись повнимательнее, уточняет: «Краси­вая телка!» Что в устах парижского плейбоя и «задиристого парня» (ха­рактеристика желтой прессы) озна­чало следующее: она мне нравится и будет моей.

Версия третья и, пожа­луй, наиболее приближенная к исти­не: 1996 год, Париж, первый съемоч­ный день фильма «Квартира», испол­нители главных ролей ходят круга­ми, стараясь не замечать друг друга, но и не скрывая взаимной неприяз­ни. Предоставим слово самой Белуч­чи: «Между нами не пробежало ни­какой искры. И про любовь с первого взгляда мне ничего не говорите, ее тоже не было. Скорее, это была нелюбовь с первого взгляда. Я увиде­ла Венсана и подумала: «Боже, какой он заносчивый».

Кассель до последнего спорил с продюсерами, протестуя против иностранки в кастинге: «Французс­кие актрисы перевелись, я так пони­маю?» А увидев партнершу воочию, не скрывал негодования: «Еще одна грудастая модель, возомнившая се­бя актрисой».

Отработав свое на съе­мочной площадке, Кассель, любитель ночной жизни и случайного секса, предпринял привычный рейд по сто­личным клубам. В одном из которых чуть ли не с порога положил глаз на статную брюнетку, стоящую к нему спиной, и рванул знакомить­ся. Угадайте, кем оказалась незна­комка?

Конечно, это была Мо…

Гостевой брак

«С начала нашего романа я постави­ла Венсану условие: у каждого своя жизнь, и не стоит нарушать чужие гра­ницы». Кассель ожидал услышать от новой подружки все что угодно, но только не это. Любимец артхаусных режиссеров и киноманов, отпрыск парижской богемной семьи был явно озадачен: итальянская провинциалка, малоизвестная полумодель-полуактри­са, пусть и божественно красивая, вов­се не горит желанием строить с ним се­рьезные отношения. А о браке и слы­шать не желает! Кассель ни с чем по­добным в отношениях с женщинами не сталкивался. Обычно это он увора­чивался от вкрадчивых разговоров «о будущем» и при первой возможнос­ти исчезал с жизненного горизонта не в меру настырной пассии. А тут…

Что ж, «задиристому парню» при­шлось смириться: его женщина про­должала жить в Риме, иногда в Лондо­не, где у нее была квартира, а он — в Париже. Чтобы почаще видеться с любимой, он активно продвигал Белуччи на французский кинорынок, пару стали приглашать в проекты. «Я люблю работать с Венсаном. Для нас это еще одна возможность по­быть вместе», — говорила Белуччи.

Би­тых три года уговаривал ее Кассель вый­ти за него замуж. Возможно, стропти­вая итальянка отнекивалась бы еще не­сколько лет, если бы Венсан не попал в автокатастрофу. «В какой-то момент я решила, что быть вдовой логичнее, чем бывшей любовницей. К тому же черный цвет идет любой женщине боль­ше всех остальных», — заявила Белуч­чи, продемонстрировав невесть откуда взявшийся черный юмор.

Но что реаль­но шокировало поклонников и светс­кие СМИ — сразу после официальной церемонии бракосочетания жених с не­вестой привычно разъехались по до­мам: Моника улетела в Рим, Венсан ос­тался в Париже. Пришлось объяснять­ся. Тут-то любопытствующая публика и узнала, что инициатором так называе­мого гостевого брака был вовсе не Кас­сель (в чем все были уверены, зная его независимый нрав), а Моника, ассоци­ировавшаяся не только с итальянски­ми кинодивами эпохи неореализма, но и с итальянками вообще, женщинами, одержимыми семейными ценностями.

Так вот. «Я никогда не была одержима брачными узами, — поведала Белуччи. — Идея большого дома, куда все возвра­щаются вечером, ужинают перед теле­визором и ложатся спать, меня не пре­льщает. Рутина убивает страсть. Если мы с Венсаном начинаем скучать друг по другу, достаточно просто купить би­лет на самолет».

Само собой, одним ин­тервью ей отделаться не удалось. «Из-за того, что я и Венсан не видимся долгое время, мы просто не успеваем поссо­риться!» К тому же… «Для меня оставаться свободной — единственный спо­соб любить. Нам никто не принадле­жит: ни наши мужья, ни дети. Мы мо­жем только чем-то делиться с людьми, которых любим». А еще в совместном проживании ей категорически не нра­вится то, что «после ночи любви муж­чина поворачивается на другой бок и засыпает, а женщина начинает думать».

Что ж, Моника честно и довольно про­странно разъяснила свое отношение к институту традиционного брака. Мне­ние же Касселя журналистам узнать так и не довелось. Он вообще на личные те­мы не распространяется. Хотя некое не­согласие с правилами, установленными его красавицей-женой, можно усмот­реть в банальных отговорках типа: «Да, мы разные, но это ведь и прекрас­но! Я бы не смог влюбиться в самого себя. Она итальянка, я француз, между нами случается всякое. Я люблю Мони­ку и счастлив, что живу с человеком, ко­торый, как и я, больше всего ценит сво­боду».

То есть все замечательно? Отно­шения близки к идеальным? Так ли уж, если учесть, что…

Добавить комментарий

Похожие записи